Психология рекламы" стр.44

Какое из многих потенциальных «я» мы выберем? Какова последовательность серийных «я» составит наш портрет? Как, короче говоря, мы должны поступать со сверхвыбором на наиболее явно личностном и эмоциональном уровне? В нашем опрометчивом стремлении к разнообразию, возможности выбора и свободе мы не успели осознать весь ужас, заключенный в многообразии.

Когда же многообразие сойдется в одной точке с быстротечностью и новациями, мы дадим обществу толчок вперед к историческому кризису адаптации. Мы создаем окружающую среду настолько мимолетную, незнакомую и сложную, что она угрожает миллионам людей адаптивным нервным расстройством. Это нервное расстройство — шок будущего.

Итак, реклама развивается не только по своим внутренним законам. Она получает серьезный и разносторонний социальный заказ. Он отражается, прежде всего, в образе жизни, который создается в результате многофакторного общественного развития.

Тема 5

САМОЕ ЭКСЦЕНТРИЧНОЕ СОЗДАНИЕ УНИВЕРСУМА

Реклама никогда не имела бы столь внушительных достижений, если бы не антропологическая природа человека. Философское постижение человека натолкнулось на поразительный факт. Оказывается, человек — иррациональное создание. Как это возможно? Ведь он единственное творение, наделенное разумом. Если вынести за скобки человека, проблема рационального вообще утрачивает смысл. И все-таки нет оснований рассматривать человека как существо разумное, рациональное по определению.

Человек обладает необыкновенным даром. Он может вызвать в собственном воображении давно ушедшие миры. Он способен с предельным погружением войти в сферу собственных мыслей и критически воспринять их. Человек может рассуждать, познавать, оценивать. Выстраивать логически стройную последовательность умозаключений. В своей жизни люди доверятся не только инстинкту. Они могут поступать сознательно. Это поразительная, победоносная сила человека.

Тогда почему же этот самый человек во всеоружии собственного разума так легко становится поживой рекламы? Почему он не защищен от ее непритязательных интервенций? В середине XIX в. английский поэт Мартин Таппер выпустил в свет «Пословичную философию». Само название книги полемически заострено против усложненной литературы «для избранных». Поэт вознамерился «в стихах и прозе» изложить наиболее ценные мысли эпохи, не прибегая к абстрактному философскому «жаргону» и софистике. В результате его усилий на прилавках появилось уникальное по своей банальности собрание обывательской «мудрости». Однако «Пословичная философия» имела сенсационный успех: она выдержала 60 изданий и разошлась тиражом в миллион экземпляров, была переведена на французский и датский языки.

Подобные факты все чаще становились предметом горестных размышлений разных мыслителей. Английский философ, логик и экономист Дж. М. Миллъ (1806—1873) с презрением отозвался о людях, которые «предпочитают сладкую ватрушку чтению Вордсворта и Кольриджа». Датчанин С. Кьеркегор (1813—1855) сетовал на то, что ныне лишь немногие стремятся к истине. Большинство предпочитают отвернуться от суровой правды и погрузиться в стихию повседневности.

Примеры, говорящие о возрастающей профанации духовной культуры, требовали разъяснений. Почему господствующая реклама вместо «вечных истин» и художественных ценностей размножает филистерские прописи и литературные поделки? Почему массы, на которых просветители возлагали большие надежды в своих культурных программах, предпочитают «пословичную философию» подлинной, а плоские сентенции — глубокой философской рефлексии?

Чтобы ответить на эти вопросы, важно обратиться к философской антропологии, которая сделала немало головокружительных открытий. В XIX в. Ч. Дарвин (1809—1882) доказал, что человек как природное существо представляет собой завершение эволюционного развития и с этой точки зрения отличается от всех других живых созданий исключительным совершенством. Он наделен разумом, это последнее благоприобретение человека. Так, Дарвин уже на материале науки подтвердил религиозное воззрение о том, что человек есть «венец природы». Казалось бы, экспертиза науки внушительна, а философу остается только подвести теоретическую базу под это грандиозное открытие.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒