Психология рекламы" стр.49

Может быть, именно эти факторы пересиливают инстинкт, создавая невидимую для нас драму огромного накала? Ведь разглядели же античные драматурги трагедию Медеи, которая убила своих детей, дабы показать Язону безмерную подлость его поступка... Однако если рассуждать о Медее, ее случай — иной. Героиня античной трагедии не заражена ненавистью или равнодушием к собственным отпрыскам. К чудовищному поступку она идет мучительно, исчерпав все другие человеческие ресурсы. В наши же дни детоубийство оказывается делом рутинным, повседневным, не сопряженным с трагедией духа.

Не убий... Во все времена, у всех народов убийство ближнего считалось тяжким грехом. Убийцу предавали анафеме, отлучали от церкви. Бог даровал человеку жизнь, и только он вправе отнять ее. Хотя во все времена находились женщины, поднявшие руку на своего ребенка, но ни у кого этому преступлению не было оправдания. Как это случилось, что в нашем обществе детоубийство стало явлением обыденным?

Тем, кто способен убить собственное чадо, общество вряд ли чем-нибудь может помочь. Однако разрастающийся синдром истребления жизни важно осознать. Сегодня феноменология жестокости волнует специалистов разных профилей — танатологов, психологов, психоаналитиков, культурологов, социологов и философов. Проблема, несомненно, имеет антропологические, психологические, социальные аспекты.

Известно ли вам, что среди людей есть биофилы и некрофилы? Наиболее полно эта типология представлена именно у Фромма. Биофил — определенная психологическая характеристика.

Простейшая форма этой ориентации выражается в стремлении всех живых организмов к жизни. Фромм возражает Фрейду, который полагал «инстинкт смерти» определяющим в выявлении мотивов поведения людей. По мнению американского исследователя, врожденным стремлением всех живых существ является тяга к жизни, интенсивное побуждение сохранить свое существование.

Понятие «биофил» у американского философа не тождественно характеристике жизнелюба, воссозданного, скажем, художественной литературой. Оптимизм, наслаждение жизнью — доминирующие психологические штрихи в образе Фальстафа или Дон Жуана. Био-фильство же, как оно трактовано американским исследователем, — это глубокая жизненная ориентация, которая пронизывает все существо человека. Биофил же, в отличие от некрофила, не способен к тому, чтобы «разъять» действительность, увидеть ее в одном измерении. Принимая ее целокупно, ощущая всю сложность течения жизни, он ориентирован на все, что противостоит смерти.

Черты биофила мы обнаруживаем у многих актеров, ведущих, тележурналистов. Проиллюстрируем... Анджей Вайда работает над кинофильмом «Дантон». Режиссеру, как он сам рассказывал о своем замысле, было интересно уловить момент, когда цели революции предаются забвению и начинается борьба за власть под лозунгом: революция может победить лишь в том случае, если у нее есть вождь. И вот Робеспьер, у которого тысяча неотложных государственных проблем, всю свою энергию начинает вкладывать в борьбу с Дантоном. Вайде хочется, чтобы в фильме было показано, насколько противоестественна эта игра со смертью. Итак, нужен актер на роль Дантона. Предоставим слово режиссеру: «Так или иначе, вопрос решался согласием Жерара Депардье сниматься у меня. Я видел его в театре и сказал себе: вот актер, с которым я должен работать. Это необыкновенно яркая личность, в нем просто фантастические жизненные силы. Я пригласил его на Дантона, потому что подумал: такого, как он, стоит убить на экране — сразу возникает (ощущение противоестественности происходящего».


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒