Психология рекламы" стр.62

Неистощима фантазия неврастеника. Можно выпускника средней школы именовать профессором, студента — Буддой Просветленным, а начинающего литератора назвать Рабиндранатом Тагором.

Оценивая величие Фрейда, Э. Фромм писал о том, что каждый человек живет в напряженном искании истины. Это и учитывал, 3. Фрейд. Фромм же неоднократно повторял, что истина спасает и лечит. Такова древняя мудрость. В самом деле, поиск истины является глубокой, обостренной потребностью человека. Пациент приходит к врачу, и вместе они блуждают по закоулкам памяти, в глубинах бессознательного, чтобы обнаружить спрятанное, погребенное там. При этом, открывая тайное, человек нередко испытывает потрясение, мучительное и болезненное. Еще бы

— порою в ярусах бессознательного таятся вытесненные драматические воспоминания, глубоко травмирующие душу человека. Так надо ли пробуждать эти воспоминания? Стоит ли заставлять пациента переживать заново былые жизненные катаклизмы, детские обиды, мучительно болезненные впечатления? Пусть себе лежат на дне души, никем не потревоженные, забытые... Однако из психоанализа известно нечто поразительное. Не лежат, оказывается, былые обиды на дне души — позабытые и безвредные, но тайно управляют делами и судьбой человека. И напротив! Как только луч разума касается этих давних душевных травм, внутренний мир человека преображается. Так начинается исцеление...

Но действительно ли искание истины вполне очевидная потребность человека? Рекламный опыт убеждает Нас: правда вовсе не вожделенна для людей. Напротив, многих устраивает иллюзия, греза, фантом. Вот и А.С. Пушкин: «Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад!» Вот именно, сам же и тянется к обману.

Почти за год до начала Второй мировой войны американский режиссер и актер О. Уэллс (1915—1985) решил подготовить радиоспектакль по роману Г. Уэллса «Война миров». Стремясь к репортаж-ной форме изложения событий, которая, по мнению режиссера, подчеркивала динамизм происшествия, он перенес действие в США и несколько изменил его. Режиссер вовсе не рассчитывал на готовность публики перепутать реальные и вымышленные факты. Инспирация ужаса не входила в его намерения. Однако, когда 1 октября 1938 г. радиопостановка прозвучала в эфире, тысячи слушателей восприняли передачу за сообщение о событиях, якобы имевших место в реальности. Около миллиона человек кинулись вон из Нью-Йорка. Дороги немедленно заполнились беженцами.

Драматург и актеры намеревались развлечь слушателей невероятным рассказом. К великому изумлению участников передачи оказалось, что в их инсценировку о нашествии с Марса поверили тысячи американцев. В течение нескольких часов население страны было убеждено, что ужасные чудовища, вооруженные смертоносными лучами, действительно разрушают оборонительные укрепления США, что от них нет никакого спасения, что близится конец света.

На следующее утро газеты писали о «гигантской волне ужаса», сокрушившей нацию. Стало ясно, что паника охватила, чуть ли не всю страну. Председатель Федерального комитета по радиовещанию назвал эту передачу «достойной сожаления».

Но что же было такого произнесено артистами во время часовой передачи? Что могло вызвать такую бурную реакцию? В начале трансляции диктор сообщил, что перед микрофоном выступает всем известный директор театра «Меркьюри» Орсон Уэллс со своими актерами. Спектакль был построен в форме репортажей с места событий. Через определенные интервалы он прерывался музыкальными вставками

— отрывками из концерта известного испанского дирижера, гастролировавшего в то время в США. В конце передачи диктор снова объявил, что компания «Коламбия» вела семнадцатую по счету передачу из серии драматических инсценировок с участием Орсона Уэллса и его театра «Меркьюри».


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒