Психология рекламы" стр.68

Таким образом, в действительности, по Фромму, наиболее «социальным» типом сплошь и рядом оказывается как раз личность, психически обособленная, тоскующая по социальному признанию и неудовлетворенная теми суррогатами «социальности», которые предлагает ей существующее общество. Поэтому фундаментальной личностной установкой оказывается не приспособление к предустановленным нормам, а постоянный поиск подлинной социальности, предполагающей проверку, корректировку и девальвацию однажды усвоенных общественных стандартов. То, что при первом взгляде выглядит как неизлечимый и даже «врожденный» конформизм, на поверку нередко оказывается лишь временной остановкой, «паузой усталости» в ряду напряженных попыток найти подкрепление собственным внутренним убеждениям в безграничном социальном окружении.

Утрата своего Я вызывает глубокие сомнения в собственной личности и тем самым усиливает потребность в приспособлении. Если я представляю собой лишь то, чего, по моему мнению, от меня ожидают, то кто же я? С крушением средневекового строя, в котором каждый индивид имел свое бесспорное место, начались сомнения относительно собственной сущности. Начиная с Декарта, подлинная сущность индивида стала одной из основных проблем современной философии.

Сегодня мы считаем бесспорным, что мы это мы. Однако сомнение — что же это такое? — не только не исчезло, но, может быть, даже увеличилось. Это ощущение современного человека выражено в пьесах итальянского писателя и драматурга Л. Пиранделло (1867—1936). Он ставил вопросы: «Кто я? Есть ли у меня доказательства собственной идентичности, кроме моего физического тела?» Его ответы не были похожи на ответы Р. Декарта (1596—1650). Тот утверждал индивидуальную лич ность. А Пиранделло ее отрицал. У Я нет собственной сущности, личность является лишь отражением того, чего ожидают от нее остальные, личность — это «что вам будет угодно».

«Такая потеря собственной сущности, — писал Э. Фромм, — превращает конформиста в императив: человек может быть уверен в себе лишь в том случае, если живет в соответствии с ожиданиями других. Если мы живем не по общему сценарию, то рискуем вызвать не только неодобрение и возросшую изоляцию, но и потерять уверенность в своей сущности, что угрожает психическому здоровью»1.

По мнению многих исследователей, социальный конформизм служит фундаментальной основой авторитаризма и тоталитаризма. 3. Фрейд рассматривал такие механизмы формирования конформизма, как насилие, устрашение, национальный и социальный нарциссизм, отождествление с вождем и правящими группами, сексуальное подавление. Немецкий психоаналитик В. Райх (1897— 1957) усматривал причину универсального конформизма в консервативной структуре характеров, которые формируются путем сексуального подавления существующей формой семьи, а через нее — репрессивными социальными системами.

Общая точка зрения исследователей сводилась к тому, что социально и психологически обусловленный конформизм не имеет предела (коль скоро это признавалось, тоталитаризм выступал в качестве неизбежного итога слепого исторического движения). Складывалось убеждение, что в сложном искусстве идеологического воздействия сознание индивида, точнее, лабильность (податливость) его психики служит единственным доминирующим фактором.

Изучая поведение человека, многие исследователи стремятся отыскать в психике человека конформность как извечное психологическое свойство. Не случайно сам термин, заимствованный у психологов, был перенесен затем в социологию и стал там ключевым понятием. При этом, однако, психоаналитические наблюдения не были преобразованы и переосмыслены в другой системе анализа — социальной.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒